КПРФ Самара

Погода в Самаре

Яндекс.Погода

Счетчики

Создание сайтов, профессиональное консультирование и разработка. Самара. Студия IT-Sapiens
Rambler's Top100
ВОСЕМЬ PDF Печать
Зарево на юго-востоке подтверждало: беженцы не преувеличивают: из Герцеговины прорвалась большая группа усташей и, сжигая села, идет рейдом по нашим тылам.
Горели села Коздол и Орчеве, на очереди - Павловац - родное село капитана Ацо Пандуревича. Капитан получил задачу: немедленно со взводом выдвинуться в Павловац, выставить заслон и держаться до подхода истребительного батальона. Задачу Ацо выполнил: тонкая цепочка из 22 бойцов заняла рубеж Дебело-брда - Оштрик - Павловац.
Высланные вперед разведдозоры сообщили: Коздол и Очреве сожжены дотла, население успело уйти, но одна семья в Коздоле не захотела уходить, в результате старики-супруги убиты, дочь уведена в плен. Пройдя по вспаханному десятками ног следу в снежном поле, разведчики обнаружили место привала - угли костра и более 30 пустых консервных банок. След, описав широкую дугу, возвращался в ущелье, из которого усташи совершили набег.
Ночь прошла спокойно. Утром 20 декабря в поле опять ушел разведдозор и тут же вернулся: за левым флангом обороны на снежной целине обнаружен широкий след сотен ног, ведущий к Сараево.
Пандуревич немедленно доложил по команде и задумался: путь, который выбрал противник, ведет на Ступань, Требевич, т. е. напрямую к городу не выводит. Он, Ацо, местный житель, знает тут все стежки-дорожки. Знает он и другое: усташей ведет отличный проводник, Муе Ходжич, тоже местный житель. Ходжич прекрасно знает прямую дорогу на Сараево, которая проходит не левее, а правее Павловаца. Что-то не то. Надо проверить правый фланг.
Ацо отбирает семь добровольцев и идет в разведку. Снег на Сараевской дороге оказался чист, как простыня перед брачной ночью. Невероятно, но факт: усташи шли окружным путем.
- Ну наши там их встретят, - потирая на морозе руки, заявил Ацо. - А что, парни, устроим-ка засаду на том следу: они наверняка по нему назад побегут.
Бойцы, которым не хотелось возвращаться с пустыми руками, охотно согласились.
Разведгруппа вытянулась в колонну. Впереди шел командир, он же проводник, Ацо Пандуревич, далее на дистанции в десять метров один, за другим шли Марко Чечар, Ненад Ковачевич, Ненад  Чамур,  Горан  Йокич, Желько Дубовина,    Боро   Дивич,   Горан    Ристич.
Подошли к источнику, сгрудились, напились. Стали опять вытягиваться в колонну, и тут Пандуревич резко остановился, не поверив глазам: дорогу пересекали следы, а посередине валялись две пачки патронов.
- Ложись! - крикнул капитан, но опоздал: слова команды перекрыл шквал огня с двух сторон от злосчастной дороги. Вокруг группы сомкнулось и заплясало огненное кольцо.
Шедший первым Ацо Пандуревич в первые же секунды сказался отсеченным от своих. Он кубарем скатился с дороги в сугроб и, прячась за деревом, открыл огонь. Понимая безнадежность ситуации, он пошел на прорыв, прокладывая дорогу автоматным огнем и гранатами. Перебегая от дерева к дереву, ему удалось добраться до кустарника. Он побежал в Павловац за подмогой.
Ристич Горан, последний в колонне, лицом к лицу в кустах столкнулся с усташем за секунду до первых выстрелов.
- Сдавайся,  проклятый  серб!  - выдохнул    ему  в лицо усташ, наведя  автомат. Горан опрокинулся  па спину, покатился, вскочил  и побежал. Вслед полетели пули, одна ударила  в  подсумок, другая  пробила  бедро.  Горан  не остановился. Зажимая рану, он бежал в Павлоовац кратчайшей дорогой. Из села уже выруливали два БТРа, спеша на выстрелы.
- Там, у источника, -  указал дорогу Горан и опустился в   снег,   пачкая   его   кровью.
Марко Чечар также попытался прорваться. Отчаянно матерясь, с автоматом, он кинулся к кустарнику, но усташ преградил дорогу. Они расстреляли друга  друга в упор и упали рядом.
Первыми выстрелами наповал был убит Ненад Ковачевич.
Расстреляв все патроны, подорвал себя гранатой Горан Йокич, прижав ее к груди.
Отбросив замолкший автомат, стрелял из ТТ Желько Дубовина, пустив последний патрон в висок.
Сунув ствол автомата в рот, покончил с собой Ненад Чамур.
Эти трое руководствовались старинным сербским воинским обычаем: смерть лучше неволи.
Боро  Дивич   был   контужен   взрывом     гранаты.     Видя приближающихся врагов, он притворился убитым. Усташи перешагнули через него, не усомнившись в этом.
Ацо Пандуревич перехватил БТРы подмоги уже на дороге и вернулся.
Такую картину и застали прибывшие: Ненад Ковачевич, прошитый очередью; Марко рядом с усташем; Желько с пистолетом у развороченного виска; Ненад Чамур с разорванным выстрелом ртом; Горан Йокич с развороченной взрывом грудью. Кровь на снегу еще дымилась...

Ход боя восстановлен мной со слов его участников и пришедших на помощь. Что еще я знаю о героях? Все они не женаты, кроме Марко, который женился два месяца назад. Самый молодой - Ненад Ковачевич, 1971 года рождения, самый старший - Желько Дубовина, 1966 года рож-дения. Случилось это 20 декабря 1992 года.

Прорвавшаяся под Сараево диверсионная группа в 250 человек была окружена и полностью уничтожена. Немногочисленные пленные показали: отряд усташей в 50 человек уже на марше вдруг отказался идти на Сараево, считая операцию авантюрой. Он повернул назад. В момент, когда усташи переходили дорогу и оказались по обе ее стороны, показался отряд Пандуревича. Усташи затаились, дали отряду втянуться между ними и с двух сторон в упор расстреляли его. Они очень спешили, нервничали. На месте боя бросили тяжелое оружие, пулеметы, гранатометы, а прихватили три автомата. Через несколько часов их настигли...

Сейчас, когда я пишу эти строчки, весна в разгаре, распускается сирень. Снег стаял, и в лесах между Павловацем и Сараево крестьяне стали находить обглоданные лисицами скелеты. Это останки замерзших усташей-диверсантов. Убитых и раненых тогда, в декабре, всех подобрали, но несколько десятков человек разбежались по лесу. Стояли 25-градусные морозы, а они не имели теплого обмундирования. И за-мерзли.
25 апреля 1993 г.