КПРФ Самара

Погода в Самаре

Яндекс.Погода

Счетчики

Создание сайтов, профессиональное консультирование и разработка. Самара. Студия IT-Sapiens
Rambler's Top100
ЧЕТНИКИ PDF Печать
Об этом бое сложены легенды, люди не перестают из уст в уста передавать имена его участников, которые обрастают новыми легендами.
...12 июня 1992 года, полдень, Сараево. Горит казарма «Босут» - бывший узел связи ЮНА. Над казармой красно-сине-белый сербский флаг. В траншеях - 9 защитников. Июнь - кульминация уличной борьбы в Сараево, по всему фронту шли ожесточенные бои, и командование не смогло своевременно усилить этот участок. Меж тем босняки хорошо продумали удар: в случае захвата «Босута» по улицам Радничкой и Шубарта, ведущим круто вниз к речке Миляцке, они вышли бы в тыл подразделениям, оборонявшим Грбавицу. В результате ВСР пришлось бы оставить всю освобожденную в мае левобережную часть города.
Это отлично понимали защитники казармы, решившие стоять насмерть. Неравный бой длился восемнадцать часов. Земля дыбилась от разрывов снарядов и мин, густой дым горящей казармы мешался с облаком ядовитого газа, пущенного неприятелем. Раз за разом поднимались в атаку босняки и раз за разом отступали.
Бинтов уже не хватало. Израненные бойцы перевязывали друг друга разорванными на полосы рубашками, наволочками, простынями. Не имея противогазов, они плакали, чихали и блевали, но не уходили из окопов. Каждый раз кто-нибудь пробирался на чердак и восстанавливал сбитый флаг Сербской республики.
Отчаявшись сломить их волю, босняки решились на крайнее средство. Они загрузили взрывчаткой грузовик и пустили его с горы Дебело на казарму. Вел грузовик фанатик-камикадзе, веривший в рай на том свете. В безумном броске навстречу несущейся машине комендант казармы Драган Вучетич выстрелом из гранатомета в упор взорвал грузовик, обратив его в пыль. Только к вечеру 13 июня подошла рота из Соколаца. К этому времени над казармой уже повисла тишина: после неудачи с грузовиком босняки прекратили атаки. Имена героев: Реля и Горан Трифковичи (братья), Бранко Ступар, Дане Ристич, Йоцо Крунич, Чедо и Боривое Мачар (отец и сын), Драган Вучетич. Командовал обороной Славко Алексич.
Все эти люди, оправившись от ран, опять в строю. Они называют себя «четники». А рота, которой ныне командует капитан Славко Алексич, - рота четников. Она держит фронт 800 метров от казармы «Босут» до Еврейского кладбища, т. е. направление, как упомянуто, наиболее уяз-вимое для нашей обороны. Однако сараевцы на Грбавице спокойны:
- Что? Еврейское? Так там же четники! Там «турци» не пройдут!
С другой стороны вражеская пропаганда постоянно мусолит тему четников. Во-первых, согласно этой пропаганде воюют против «молодой хорватской демократии» и «суверенной республики БиГ» исключительно четники. Т. е. фактически все сербы - четники. А четников этой же пропагандой выставляют перед всем миром «ратними злочинцами», - военными преступниками. Здесь «демократы» солидарны с коммунистами Тито, которые выставляли четников «прихвостнями немецких оккупантов». С этим ярлыком познакомили и советских людей.
Так   кто   же   они  - четники?
«Чета» в переводе с сербского означает «рота». В Королевской Югославии четниками называли солдат королевской гвардии. Во время Народно-освободительной войны 1941 - 1945 гг. четники составили воинские формирования эмигрантского королевского правительства. С партизанами Тито они действительно были на ножах из-за известной большевистской формулы «кто не с нами, тот против нас». Впрочем, факты взаимодействия главарей четников с гитлеровцами, особенно в конце войны – бесспорны. Однако большинство их с оккупантами сражались честно и яростно. Генерал четников Драже Михайлович после войны был подло расстрелян Тито, а его солдаты преданы анафеме. Однако народ четников не забыл...
Из семи рот нашего батальона одна (5-я) - четники. И вот я у них в казарме. На стене огромный, в рост портрет Драже Михайловича и черное полотнище с черепом и костьми, с надписью во всю ширину: «С верой в Бога свобода или смерть!». В казарме дым коромыслом, накурено. Бойцы занимаются кто чем: кто в доминишко, кто в картишки, а кто и выпивает по чуть-чуть. Обычная казарма. Вид у бойцов тоже обычный: ни по вооружению, ни по форме они не выделяются, разве что на пилотках серебряные эмблемы упомянутого черепа с костьми. И то не у всех, видать эмблем не хватает. Считается, борода - обязательная принадлежность четника, а тут и трети бородатых не наберется.
Но сам командир, «ратный злочинец» Славко Алексич, конечно же, с могучей черной бородой. Он поднимается мне навстречу, только сейчас выиграл партию в шахматы и не скрывает, что доволен. Славко невысок, худощав. Не верится, что это хрупкое тело уже дважды кромсал свинец. В движениях чувствуется упругая легкая сила. Доброжелательная улыбка, ровный, спокойный голос. Жмет руку, наливает ракию. Я сообщаю: только что с Релей Трифковичем побывал в казарме «Босут», обозрел поле легендарного боя.
-    Было дело, да быльем поросло, - машет рукой Славко.- С тех пор много чего случилось. А боевое крещение мы приняли еще 21 апреля...

Славко - 36, по образованию юрист, но «при коммунистах» сортировал письма на почте. Где-то за полгода до начала войны вместе с незаметным општинским чиновником Драганом Вучетичем сформировал подпольную группу (12 человек) из, как у нас теперь говорят, «патриотов». Вот именно: не из «демократов». Начали тайно обучаться военному делу, наладили связи с патриотически настроенными офицерами ЮНА, вооружились, даже тайно прошли подготовку на одном из полигонов. И когда в начале апреля обкуренные драгой, вооруженные до зубов толпы экстремистов ворвались в сербские кварталы, Славко «со товарищи» организовали жесткий отпор, спасли сотни жизней.
21 апреля четники получили боевое крещение уже как структурное подразделение ВСР. Они атаковали мост Врбаня через Миляцку, подступы к которому стерегли 6 дотов. Четыре дота взорвали, противник бежал. Бой длился два часа.
Уходя из Сараева, ЮНА передала казарму «Босут» четникам, как наиболее боеспособному подразделению. После боя за «Босут» к четникам пришло много добровольцев, и в батальоне сформирована рота четников. Отличает ее именно добровольческий принцип формирования, никакими привилегиями четники не пользуются. Однако эта рота (по неписанному закону) как бы пожарная команда батальона. Говоря проще - в каждой бочке - затычка, в хорошем, боевом смысле.
Едва сформировавшись, рота тут же перешла в наступление и взяла высоту Златиште, отодвинув фронт на 500 м, что в условиях города неправдоподобно много. Следом захватили Гойно-брду, подвинув фронт еще на 300 м. В наступательных боях с апреля по декабрь 92-го четники отодвинули линию фронта на 2 км, освободив таким образом все сербские районы этой части Сараева, после чего перешли к обороне. В сводке за год (апрель 1992 г. - апрель 1993 г.) потери противника перед фронтом роты оцениваются: около 2 тыс. убитых и раненых, сожжено 2 БТР, 2 грузовика. Рота потеряла 17 человек убитыми, а ранен почти каждый, многие по 2 раза. Пусть читателя не удивляет соотношение потерь: такое характерно для всех фронтов. Подтасовать невозможно: обе стороны каждый месяц поименно публикуют списки погибших. Попробуй кого не упомяни - родственники в таких случаях беспощадны.
Я  попросил  Славко    назвать    наиболее    отличившихся бойцов.

-  Не   могу,  у   нас   все  равны!
- Ты, Славко, коммунист, что ли?
-  Упаси   Бог!
-  А    чего:    «все   равны»?
-  Ну ладно, я тебе просто расскажу о тех, кто нас, сейчас слушает... Вот Свен Гаврилович - 16 лет, а это Славенко Аджич - 17 лет. Оба воюют с первого дня, лихие момци. А это Кудро, 48 лет, пулеметчик, Бог, а не пулеметчик. Вот Лучич Драган и Чович Миловое - оба по два раза ранены. А это Миро Чамур, до войны спортсмен, гранату на  100 м кидает.  Не  веришь?   Пошли  посмотрим.  Миро, давай!
-  Не  надо,  верю. А  скажи,  Славко,  чего  это  усташи  и «турци» из четников пугало сделали? Одно по радио и телевидению клянут.
-   Пугало из нас сделали не усташи и «турци»  (им положено), а Тито. Тито оклеветал нас. 40 лет клеветал. Но народ ему не поверил, люди к нам хорошо относятся. Что касается «турцев», то ими уже половина  роты  провозглашена «ратними злочинцами», а ведь мы ни разу не вышли за пределы сербских  районов. Над кем  же «злочинствовать», над своими? Не отрицаю, мы бываем беспощадны в бою, но против  вооруженного  врага. А  что  прикажете делать?  Видели бы вы, что они творили здесь в прошлом    апреле.    Живых людей обливали бензином и поджигали, глаза выкалывали... Но   безоружного   четник   пальцем   не   тронет.
-   Кого   принимают   в   четники?
-   Всех от   16 до 60.  Лишь бы  верил  в Бога,  был готов умереть  за  Сербию  и  был  бы  за  короля.
- За   какого короля?
- В Лондоне,  в эмиграции находится Александр II   Карагеоргиевич.
- Так   вы   партия,   что   ли?
- Мы не партия, мы - защитники сербского народа. Мы за экономически  и  политически  стабильную Сербскую державу, объединяющую все сербские земли. Мы ощущаем себя как охранители сербской земли. Что касается политики... мы за то устройство, которое выберет народ. Однако после войны   потребуем   референдума:   хочет  ли   народ,  чтоб  вернулся король. Мы знаем, народ не хочет короля, но референдум  потребуем  по двум  причинам:  во-первых, для  законности,  во-вторых:  а  вдруг! Душу  народа до конца    никто  не знает.  Выберут  короля,  будем,  как    раньше,  охранять его. А не выберут, будем охранять законное правительство Сербии.
27 апреля 1993 г.